Превращение


— М-м-м. Доброе утро, любовничек, — мурлыча словно кошечка, Эйприл провела теплой ладонью по моей груди.

— Э-эй, прекрати, — черт, у нее не кожа, а наждачная бумага; не желая просыпаться, я перевернулся на другой бок и попытался снова уснуть, но вдруг подпрыгнул от боли, сбросив одеяло на пол.

— Ничего себе, — нахмурилась она, — кто-то явно встал сегодня не с той ноги.

— Каким, черт возьми, порошком ты стирала белье? — сердито спросил я.

Для меня любое утро — это плохо, но сегодняшнее было особенно мерзким. Я не выспался, как следует, а это значит весь день ни к черту.

— Каким порошком я стирала? — Эйприл надела халат. — Это твоя квартира, не забыл? И я здесь ничего не стирала.

Как бы хреново мне не было, но силы на то, чтобы извиниться, все же нашлись. Я не имел права так с ней разговаривать, несмотря ни на что.

— Извини, милая, простыня и одеяло царапают кожу, — неудобно было говорить об этом, и, чувствуя себя, идиотом я признался. — И мне действительно: больно

— А, по-моему, все в порядке, — Эйприл пожала плечами, потом, улыбнувшись, помогла мне встать с постели. — С тебя поцелуй, ворчунишка.

Гримасничая, я позволил ей обнять себя, но только, чтобы оттолкнуть прочь, прежде чем наши губы соприкоснулись.

— Черт, твой халат еще хуже, чем постельное белье, — дрожа всем телом, я начал неловко потирать свою грудь.

Неожиданно у Эйприл глаза на лоб полезли от удивления. Захихикав, она наклонилась вперед и поинтересовалась:

— Тебя грудь беспокоит, верно?

— Ага, — только сейчас я понял, что все остальное-то было в порядке, только грудь вдруг стала такой чувствительной. — Ой!

— Извини, — она убрала палец от моего левого соска и спросила. — И давно это у тебя?

Затем Эйприл повернула меня к свету и пошутила:

— Ты уже вполне можешь носить лифчик первого размера

— Что? — я помчался в ванную.

Включив свет, я с ужасом уставился на свое отражение в зеркале. Моя определенно набухла, особенно соски. Легонько коснувшись одного из них кончиком пальца, я вскрикнул от боли и отдернул руку. Распухшие и чувствительные соски были длинной почти в четверть дюйма!

— Да не убивайся, ты, — Эйприл вошла вслед за мной в ванную. — Ну, поправился немного. — И чмокнув меня в шею, заверила. — Как набрал вес, так его и сбросишь.

— Да, конечно, — я хотел верить, что все именно так и обстоит, но не мог.

Вряд ли грудь могла распухнуть и стать такой чувствительно из-за лишнего веса, к тому же проблем было куда больше, я просто не говорил о них с Эйприл. Жутко волнуясь, я снова легонечко провел рукой по груди, и замер, увидев, что несколько волосков упали на пол. Мне не хотелось расстраивать Эйприл, но я был сильно обеспокоен: странные ощущения, проблемы со сном, теперь вот грудь — вдруг это все симптомы какого-нибудь серьезного заболевания?

— Ладно, Дэйв, пойдем завтракать. Для тебя лично будет что-нибудь низко — калорийное! — добавила она со смехом.

Изобразив улыбку, я погасил свет и пошел за 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии