Раннее утро


Нет, что вы не говорите — есть особое наслаждение от раннего — раннего утра, когда ты, проводив взглядом машину, увозящую любимую супругу на вокзал, чтобы доставить на международную конференцию, (сборы на которую совершенно перечеркнули всю личную жизнь в предыдущие три дня) — ты, выдернув вилку телефона, валишься на опустевшее ложе, в предвкушении отоспаться за все недобранные часы.

В квартире — тишина, и глаза за-кры-ва-ют-ся...

... Шлеп, шлеп, шлеп, шлеп... — маленькие босые пятки по паркету...

Направление — от детской — к моему убежищу... Меня нет!... Я уже в стране снов, я невидим!

— Па-а-п!!!

Ну конечно — дорогое сокровище — Юлия Владимировна — во всей красе своих шести лет, стоит у дивана и требует внимания.

И в чем дело?

— П-а-а-п... Живот болит...

Ну, здрасте! Такое заявление требует пристального рассмотрения...

Очки на нос — и сосредоточимся.

Юлька стоит у дивана с несчастным видом, майка, скрученая жгутом на груди, потемнела от испарины, трусики съехали набок, светлая прядка прилипла ко лбу.

Похоже, дело серьезно...

— А ну, залезай под одеяло, быстро...

Обычно попадание на родительское ложе мгновенно прекращало у хитрой девицы все жалобы, но сейчас дочь лежит и тихонько постанывает. Значит, пора действовать энергично.

— Где болит? — спрашивать надо серьезно, но не грозно, а то показанное место может оказаться больше всего Юлькиного тела...

И в голове — стуком — у самого в шесть лет вырезали аппендикс (до сих пор — шрам на пол-живота).

Но дочкин палец указывает не в правую половину, а прямо под пупок.

Трогаю — живот твердый, но на нажатие Юлька бурно не реагирует...

— А ты давно какала? — спрашиваю я, начиная прозревать истину.

— Не помню... давно...

— Трам-тара-рам! (это я не вслух). Вот результат последних сумашедших трех дней.

Совсем забыли о ребенке, сами на сухомятке и она тоже.

Будем принимать меры...

Сначала — снять с дочки влажное, обтереть осторожно тельце и укрыть одеялом.

Влезаю в халат и — в детскую за новым бельем.

Вот оно — в ящике комода — маечка, трусики — ну, трусики нам пока не понадобятся...

Идем назад...

Юлькина голова торчит из-под одеяла, глаза тоскливые...

— Вот, давай наденем...

Майка надета, готовимся к следующему этапу.

Чайник на кухне еще теплый, литровая керамическая кружка со смешными рожицами стоит на полке. Берем из холодильника тюбик с «Детским» кремом, и несем кружку с водой и крем на журнальный столик у дивана.

Чувствуется, что дочке плохо, ибо за моими манипуляциями она наблюдает без малейшего интереса.

Теперь самое главное...

В ванной, в стенном шкафчике — грустно прислонившись друг к другу, стоят два оранжевых баллончика — большой, пузатенький с длинным белым носом и поменьше — весь резиновый.

Большой — семейная реликвия. Когда Ольга (жена) была на последнем месяце, то однажды попросила поставить ей клизму, так-как из-за большого живота делать эту процедуру самой было трудно. Это была какая-то особая степень интимного доверия, и у него от волнения и возбуждения дрожали руки, когда он сжимал тугую резиновую грушу. Очевидно, его возбуждение передалось и Ольге, и она, вернувшись из ванной комнаты, снова легла на бок, и из-за плеча так посмотрела на него, что его стремительно бросило к ней и, неожиданно для обоих 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии