Леонсио


Леонсио Алмейдо в округе не уважали. С ним не здоровались, обходя стороной. На его плантации негры работали дольше всех, за мельчайшую провинность по приказу хозяина секли кнутом, а за попытку бегства раба ждала смерть. Ходили слухи, что Леонсио в Испании занимался пьянством, грабежом, и папаша его, Командор не зря вызвал сына домой. Но ещё больше возмущал обитателей городка другой его грех. Когда уставшие рабы возвращались в свои лачуги и, кое — как насытив свои урчащие от голода желудки скудной пищей, готовились отойти ко сну часа на три, покоя им не было. Они со страхом ждали возвращения Хозяина с очередной попойки, прислушиваясь к ночной тишине. В это время пьяный Леонсио заворачивал в любую подвернувшуюся ему на пути хижину негра, чтобы справить сексуальную потребность. Женщины его не интересовали. До негров он пытался совратить Энрико, несовершеннолетнего брата своей жены, сжав его в объятии, но вовремя пришедшая домой Малвина помешала ему совершить грех. На этот раз он забрёл в лачугу пожилого негра Жоао. —

— Ну, чёрноё дерьмо, снимай свои лохмотья, трахну тебя, давай живее, пока не убил!
Жена негра чтобы не видеть позора и греха, мелко крестясь и шепча молитвы, вышла из хижины. Жоао, пожилой негр, купленный ещё отцом Леонсио, был уважаем среди остальных рабов Алмейдо. Сила, выносливость, опыт позволяли ему нарубить больше всех тростника, но не ограничиваясь на этом, он ещё умудрялся помочь своим товарищам. За выносливость его ценил и Мигеле, управляющий имением, поэтому на спину Жоао опускалось меньше ударов плетьми. Разумеется, Мигеле знал и осуждал тихо, про себя, Хозяина за его ночные «подвиги», так как бессонные ночи сказывались на производительности, но Леонсио принимал его на работу. Злые языки говорили, что он был принят не просто так, а после того как оказал сексуальную услугу: отсосал у Леонсио или «дал» ему.

А старый Жоао под градом грязных ругательств трясущимися руками покорно снял штаны и опёрся о лавку. Леонсио также спустил штаны, но член его то ли от перепития, то ли ещё от чего повис «на пол — шестого». Ругнувшись с досады, он всё равно приставил свой орган к ягодицам Жоао, надеясь, что в тесном отверстии член отвердеет, но не успел сделать толчка. На этой секунде в хижину с диким шумом ввалилась толпа негров. Леонсио с недоумением через плечо взглянул в их сторону. Как могут они помешать Хозяину?! Какое право имеют?! Один из негров, лет двадцати, пользуясь замешательством Хозяина, подскочил к нему, сдёрнул свои портки, стиснул накачанными, в работе руками торс и прижался своей чёрным, толстым жезлом к заду. Леонсио выкатив в бешенстве глаза. отпустил старика и попытался повернуться к наглому негру.
Но не тут — то было! Жилистые руки со вздувшимися мускулами со стальной мощью сжали его торс. Негры взревели: «Возьми его!!! .Неизвестно чего в этом крике было больше: похоти, возмущения или жажды справедливости. Молодой раб сделал толчок. И чёрный 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии