Четвёртая ночь Пурарериеффы 14


Мне снился странный сон. Я вроде бы была у себя дома, но дворец как-то неуловимо отличался от себя прежнего. Что-то совершенно чужое сквозило в его янтарных стенах, чужой запах витал в воздухе.

Моя нога ступила на поверхность тёмного блестящего меха, расстеленного на полу.

— Мне кажется, тебе стоит быть повежливее со своими слугами.

— Что?

Я не смогла сдержаться и неожиданно для самой себя, сказала это вслух. Невидимое мне существо, обладающее глубоким и будто бы объёмным, голосом, тихо засмеялось.

— Эй, что я такого сказала? Прекрати. И вообще, где ты?

Я пошла в сторону звука, и, пройдя несколько метров, огибая колонны и драпировки, наконец, увидела того, кто со мной разговаривал.

Это оказалась высокая, стройная девушка — смуглая и золотоволосая. Её обнажённое тело покрывали сложнейшие золотые орнаменты, а изумрудно-зелёные глаза смотрели хитро и... властно. Она сидела на моём троне, поблёскивая ТОЙ САМОЙ короной, которую я никогда не надевала и даже специально спрятала в самом тёмном углу своего дворца.

— Что...

— Приятно познакомиться, Пурарериеффа 14. Меня зовут Тири или Пурарериеффа 12.

— Двенадцатая... Не может быть. Ты умерла.

Девушка лучезарно улыбнулась, но размер бездны в её глазах не убавился. Даже не смотря на то, что это был сон, непроизвольный страх всё-таки проник в моё сердце, заставив его сбиться с ритма.

— Не надо бояться, ты ведь такая же, Пуффа четырнадцатая.

— Нет. Я не такая и никогда не стану такой как ты.

Тонкие алые губы растянулись, и зубы девушки заострились клыками. Она потянулась, выгибаясь всем телом, и стала медленно, специально растягивая процесс, трансформироваться. Я видела, как её кости мнутся, вставая на новые места, как бархатная кожа растягивается, грубеет и покрывается густым песочно — золотым мехом, отрастают перепонки, лицо превращается в морду. И через несколько минут, трёх-метровая золотая летучая мышь, тяжело опускается на загудевший каменный пол, сплошь покрытый блестящими чёрными и бурыми шкурами. Она поворачивает ко мне голову и в мой мозг, как раскалённой иглой, впивается чужой голос.

— Не хочешь ли полетать, мышка?

— Отстань! Убирайся из моего сознания!

— Ну как же так? Мы же всё-таки с тобой — один цифровой код. Ты не сможешь меня прогнать, как бы тебе не хотелось.

— Прочь, тварь!

— Фу, как плохо же ты относишься к старшим. Тем более... к своей бабушке.

— Ты худшее, что было с нашим родом. Ты окропила эту корону кровью.

— Ой, ли? По-моему, это пошло ей только на пользу. Ведь, короли должны жить в золоте.

— Но не в золоте мёртвых.

— Кому как.

— Рррр... — Похоже, я просто поддалась на провокацию. Тело среагировало быстрее мозговых команд, и метаморфоза заняла у меня какие-то доли секунды.

— Вот она, какая красавица, моя внучка. Ну, просто прелесть, а не мышка.

Её голос всё ещё дрелью впивался в мой разум, но, в звериной ипостаси терпеть его стало куда проще — болевой порог был выше. Так что, я ответила ей тем же, вскрывая её защиту и бомбардируя систему изощрённейшими вирусами.

— Мм... 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии