Валюша


И вот Оно опять. Зудит, заставляет злиться, будоражит. Тупое безинтеллектуальное вожделение. Невозможно думать и чего-то желать, т. е. делать можно и нужно, но понятно что. Сейчас все равно кого. Лишь бы удовлетворить похоть. Хорошо лежать на диване и рассуждать о том, какие бабы гадины и насколько это глупо общаться с ними, когда совсем не хочется и желания притуплены. Когда же нападает этот зуд между ногами делать уже нечего, кроме того чтобы удовлетворить это как можно скорее. Я вспоминаю о Вале, Валюше, как я ее звал раньше когда мы встречались. Сейчас мы тоже иногда встречаемся, но тогда мне казалось что это было Чувство. Чувство с большой буквы Ч, этим Ч оно и было. Мы виноваты оба, сейчас я это понимаю, но тогда. Тогда мне казалось что она меня убила. Теперь смешно думать, что женщина старше меня лет на десять с тяжелым жизненным опытом (а у кого он легкий) могла относиться ко мне романтично, как я к ней. Но какая тогда была романтика? Она любилась с другими мужчинами и сообщала с каким-то удивительным спокойствием мне. Ей была интересна моя реакция, но я был спокоен, внешне. Внутри все переворачивалось и перекручивалось, мне казалось что меня стошнит если я прикоснусь к ней, поцелую ее, буду ласкать между ног. Но приходило вожделение и становилось все равно. Она была маленькой худенькой женщиной с мальчишеской стрижкой и с мальчишескими же ягодицами. Единственное желание которое она могла вселить было желание накормить ее и согреть. Но так было до поры до времени пока мы, перепившись, не переспали друг с другом. Не смотря на то что я был пьян, я помню все. Ее закатившиеся от удовольствия глаза, отвратительный запах ее вожделения, ее стоны. Она была ебливая, кончала даже от прикосновения к пизде, такое невозможно забыть и от этого нельзя отказаться. Но я чувствовал и ее ненависть к себе, ненависть к человеку который может доставить такое удовольствие неподвластное рассудку, к мужчине. Я это чувствовал и в постели, и в жизни. Это было войной, где лично я охотно сдавался в плен и подвергался наказаниям, а она была «сама по себе» и никак иначе. Дело в том что она отдавалась вся целиком, что нормальная женщина никогда не делает, а так как она была и нормальной женщиной в квадрате, то эта ее постельная искренность ее бесила и она всячески отыгрывалась потом. Но нас тянуло друг к другу, как притягивает два атомных ядра в молекуле, до какого-то предела после которого они начинают отталкиваться. Так было с нами, мы становились близки, а потом причиняя боль друг другу мы отдалялись, только лишь для того чтобы приблизиться вновь. Это была патология и ненормальность, но можно ли говорить о нормальности и непатологичности в нашем безумном мире, жить нормально — вот это самая настоящая патология. Так и сейчас я ее безумно 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии