Нежить нежная


Редкое явление — сон наяву. Комната с высоким потолком. Длинная серая от пыли тюль до самого пола, форточка открыта, образовался маленький прямоугольный экранчик серо-грязного неба для еще не закончившегося сна.

Сон цветной и яркий, в нем еще виден ее силуэт перед ярким солнечным лучом, причем окно все то же, но очень старинное... а помещение — просто роскошная зала с дорогими обоями и даже бронзовыми ручками на длинных шпингалетах... зеленые плотные портьеры... а сейчас это — какая-то комнатенка 9 квадратных метров... в коммуналке... рядом с кухней, где стоят четыре газовых никогда не выключаемых плитки, потому что нет ни одного крана, четыре стола с полками и буфетами, на высоком три с половиной метровом потолке — остатки дорогой лепнины с ангелочками... и четыре женщины разных возрастов.

Самая молодая Иоанна, для всех просто Иванище, скандальная баба, глотает большие зеленые таблетки, но их надолго не хватает, на ее двери фломастером написан номер телефона, куда надо звонить, если ее понесет...

* * *

На подаренном жалостливыми соседями толстом вдвое сложенном матрасе он лежал, завороженный таким чудом. Боялся, что пропадет.

Закрыл глаза — видит ее фигурку, открыл — ее нет, но ощущение ее взгляда остается. Снова закрыл глаза. Подошла ближе, держит руку над его глазами, идет тепло, открыл глаза — ее нет, а тепло есть... медленно горизонтально провел рукой, уперся в что — то слегка упругое, как в струю воздуха из щели закрытой двери, почувствовал тепло, как от настоящего тела, даже слабо осязаемая поверхность ее тела... она даже дернулась от прикосновения, заулыбалась...

Зеленые глаза были прикрыты ее длинными ресницами, взгляда нет, есть только предчувствие ее действий. В ее руках карты, она медленно тасует их, подносит их к его ногтю на ноге и сдвигает карты, принципиально не попросив его это сделать, это для нее, видимо, очень важно. Любое резкое его движение ее пугает и заставляет ее бесшумно раствориться в солнечном луче из окна, мутном от плавающей в воздухе пыли.

* * *

Снова лег спать.

Она опять ползает по ноге перышком между раскрытых пальцев, невозможное чувство желания сжать пальцы и «поймать» это назойливое средство раздражения, но со временем пальцы расширяются все больше и больше... ползет по сгибу коленей... невероятная волна пошла вверх... но ей это не надо, слишком рано. Села к нему спиной.

Ну и ладно, пусть пообижается... открыл глаза. В приоткрытую дверь смотрит оно — Иванище.

— Шозанах?

— Извините, на каком языке вы говорите? — с грохотам захлопнула дверь и начался грохот падающей посуды...

* * *

Снова закрыл глаза... она продолжает раскладывать карты на полу... сверкнула взглядом... наверное, что-то вычитала из его прошлого... таинственно улыбается, он незаметно берет рукой ее перо и резко проводит им по ее спине сверху вниз... это же вызов... ее трясет от возбуждения, он забывает, что она бестелесна и открывает глаза, снова их закрывает, она поняла, что он не хотел, чтобы она пропала, не улетела в луч, остывает от потрясения... но все равно сидит к 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии