Ритуальная принадлежность


В жизнь Артура ледяной глыбой навстречу, ворвалось первое настоящее горе. Накануне свадьбы при туманно-загадочных обстоятельствах погибла его любимая девушка.

Девушку по имени Лика, смуглую, стройную, задорную, умопомрачительно пахнущую, он уже называл женой. Маму Лики, Ангелину Юрьевну, красивую зрелую женщину уже называл мамой. И тут такое, тут то, что ни при каких жизненных каверзах не должно было с ними произойти.

Артур не был ни участником, ни свидетелем этих судьбоносных событий. В это время он был в Штутгарте. Будучи перспективным молодым архитектором, ездил на собеседование в одно из развивающихся штутгартских архитектурных агентств. Там его работы высоко оценили, немцы были поражены широтой мысли и фантазией этого русского выпускника строительной академии.

Возвращался Артур окрыленный. Впереди свадьба, ожидание вызова на работу и эмиграция. Когда все это произошло, ему даже не позвонили, не хотели тревожить. Вернулся-рассказали. Без приукрас и подходов, прямо в лоб. Отец его не пощадил, вывалил все как знал, мама переживала, но отца поддержала. Так надо. Так легче пережить. А мне ни черта не легче, думал Артур.

Артур любил Лику. Любил по-настоящему. Страдал когда не мог ей угодить. Ему льстило, что его женой будет такая красотка. Скромная, честная и красивая. Он в мыслях, как любовный архитектор, любил конструировать их будущий безумный, красивый секс. Был влюбленным, сумасшедшим мечтателем. Артур был в восторге от ее несовременности, от ее взглядов на отношения мужчины и женщины до брака. Лишь после того как он сделал ей предложение, даже после, в день помолвки, Лика позволила себя вылизать.

Это был поистине его день. Вылизывая ее аккуратно выбритую вагину, он открыл для своего языка дорожку к анусу. Он сделал тогда, все как надо.

До писи, они целовались, потом он облизывал и обцеловывал ее пальчики на ногах, все по одному, стопы, пяточки. Послушно почистив зубы, вкусил пизду и анус любимой девушки. По пути ванной он столкнулся с Ангелиной Юрьевной, стоячий в штанах хуй не укрылся от ее внимания. Это был его вечер. Но ночевать Лика его у себя не оставила.

Приехав домой Артур обдрочился. И на Ангелину тоже. Он помнил, как на помолвке, за столом пожирал ее взглядом папа. Не знаю, мама заметила это или нет, переживал тогда Артур.

Вместо свадьбы путь он держал, на кладбище. Прошло уже четыре дня, со дня его приезда, а на могиле любимой он еще не побывал. Боялся, понятное дело боялся.

Поехал на метро. Волна людей затолкала его в вагон и зажала в углу, прислонив к нему пукалкой жопастенькую толстушку, пахнущую духами «а-ля Красная Москва». Несмотря на предпочтения, хуй Артура предательский отреагировал на вертящуюся, то прижимающуюся, то отдаляющуюся мякоть. На предпоследней станции мякоть прижалась плотно-плотно и уже видимо не хотела отлипать. Хуй его застрял, как ему чувствовалось, где-то глубоко, на подходе к какой-нибудь дыре. Но его удовольствие оборвала, остановка. При выходе из вагона, уступая место для прохода, толстая бестия ему подмигнула, а Артур стоячим хером тронул еще 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии