Позор


За конюшней, на окраине посёлка, была полянка, окружённая со всех сторон густыми зарослями разросшейся полыни. Даже крапивы не было, так плотно росла полынь. На полянку конюхи выбрасывали солому с лошадиным навозом, а летние дожди, размывая навоз, смешивали его с грязью, удобряя почву. В самом центре полянки была неглубокая яма, метра два в диаметре, которая после дождей заполнялась вонючей жижей из смеси жирной грязи и навоза.

Дождь прошёл два дня назад и вокруг уже всё подсохло, но в яме была та самая грязь: густая, жирно блестящая и источающая ароматы, на которые, казалось, слетались все большие, иссиня-чёрные мухи, со всей округи.

Борька, местный полуторагодовалый хряк, почти полтора центнера весом, лежал в этой самой жиже, весь, до самых ушей, уделанный жирной и вонючей грязью. Его круглые глазки блаженно жмурились, а когда палящее солнце подсушивало корочкой грязь на одном боку, и противные и надоедливые мухи садились на него, и начинали кусаться, он, беззлобно всхрюкнув, одним движением переворачивался на другой, утопив, при этом манёвре, несколько зазевавшихся мух в жиже под собой.

Заросли полыни на краю полянки шевельнулись и из них выставилось что-то белое, нацеленное прямо на Борьку.

Шорох Борька услышал и, настороженно прянув ушами, открыл глазки.

«Да нет» — подумал Борька — «Мерещится. Разморило солнышко» — и снова зажмурил глазки.

На краю поляны снова зашуршало и донеслось отчётливое — Хрю! Хрю, хрю!

Борька распахнул глаза, сомнений не оставалось: на краю поляны из полыни высовывалась заветная вагина свиноматки.

Всхрюкнув от вожделения, Борька резво вскочил и, утробно повизгивая, потрусил к вагине. Остановившись в трёх поросячьих шагах от свиноматки, Борька приподнял рыло и шумно втянул пятаком воздух: вагина пахла! И хотя запах был не совсем тот, к которому привык его пятак, но всё же это был запах вагины!

Борька подошёл вплотную к свиноматке, хрюкнул и игриво ткнулся в ляжки рылом.

Виктория Сергеевна, учительница математики местной школы, а это именно она, так артистично и профессионально разыгрывала перед Борькой похотливую свиноматку, вздрогнула и всхрюкнула.

Борька осклабился и, расставляя передние ноги, полез на вагину, скользя торчащим из препуция членом, по животу свиноматки.

Виктория сунула левую руку и, поймав в кулачок Борькин член, который на ощупь не сильно то и отличался от мужского, был, правда, раза в два тоньше, но, зато, раз в пять длиннее и направила куда надо.

Где-то справа зашевелилась полынь и из неё высунулись две головы, уставившиеся во все глаза на происходящее. Через несколько секунд Вовка, возбуждённо зашептал — Снимай, снимай!

— Да снимаю я, снимаю — также шёпотом ответил Митя, держа в руках, прямо перед собой, сотовый.

А началось всё...

•  •  •
— Митя — Виктория Сергеевна, учительница математики поселковой средней школы, ведущая перед отпуском группу продлённого дня, обращалась к ученику 11 класса — Митя, помоги мне убрать инструменты с участка, а то ребятишки убежали и всё побросали.

— Да, Виктория Сергеевна — Митя кивнул — я сейчас — и убежал на приусадебный школьный участок за граблями, лейкой и лопатой.

Когда он вернулся, и они убрали инструмент в кладовую, 


Зоофилы
Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии