Месть


Эта странная история случилась в середине прошлого века.

Когда из Нежина выгнали нацистов, в подвалах гестапо нашли девочку-комсомолку, полумертвую от пыток.

Левая кисть ее была сожжена в пепел, на ногах не было ни одного ногтя, в колени были вбиты длинные гвозди, и это только малая часть того, что с ней сделали. Но органы были в порядке, а лицо и вовсе не пострадало. Видно, наши поспели вовремя.

Ее звали Олей. Несколько месяцев она провела в госпитале, где ее выхаживал молодой врач по имени Роман. Она держалась стойко, перенесла несколько операций, заново училась ходить, и Роман водил ее на танцы, чтобы учение шло быстрей.

Оля была очень хороша собой. То, что ей довелось пережить, влило в ее взгляд особую, пронзительную серьезность, будто она жила на земле уже тысячи лет, хоть и имела вид молодой девушки. Родителей ее убили, друзей-комсомольцев тоже. Кроме Романа, у нее никого не было.

Разумеется, он был влюблен в нее. Оля бредила театром и заразила Романа своей страстью. По ночам они вдвоем декламировали в лицах «Лісову пісню"* и «Ревизора».

___

*Драма-феерия Леси Украинки. — прим. авт.


За романом Романа наблюдал весь госпиталь. В ночь, когда должно было произойти нечто серьезное, из Олиной палаты выгнали (ну, или «перевели», если выражаться деликатно) двух других пациенток, и потом медсестры столпились у порога и слушали за дверью Олины стоны, закатывая глаза друг перед дружкой. Потом донесся крик Романа:

— Что, тебя там... и это тоже?

Они расписались, как только Оля заново научилась ходить и стоять.

Война кончилась, Оля доучилась в школе и вместе с Романом отправилась покорять столицу.

Они поступили в киевский театральный. Оля двигалась с трудом, на руке у нее был протез, — но она была красива, талантлива, к тому же у нее был орден Отечественной Войны. Роман неожиданно для всех оказался прирожденным комиком.

Карьера их развивалась как нельзя лучше. После института Оля сразу оказалась в эпицентре театральной жизни. Романа, который окончательно оставил медицину, тоже приняли в труппу, хоть и на вторые роли. Олиными партнерами по сцене всегда оказывались другие актеры, прожженные герои-любовники, но это никак не влияло на прочность их с Романом семьи.

У них было двое детей. Олины ноги почти не давали о себе знать, и со стороны невозможно было поверить, что она заново училась ходить. Ее мечта сбылась: Оля стала блистательной Ольгой Николаевной, примой столичного театра.

•  •  •
В 1954 году их труппа с триумфальным успехом гастролировала в ГДР.

Обычно из Союза не выпускали более одного члена семьи, отдавая приоритет мужчинам, но для орденоносной Ольги Николаевны сделали исключение. (Впрочем, их дети все равно оставались в Киеве, на попечении у друзей-актеров.)

Это был первый их выезд за границу. Новые города и новая речь, успех, бурная (насколько это было возможно для них, советских актеров) светская жизнь увлекли, закружили Ольгу Николаевну, и ее щеки алели без всяких румян. Фотографии Schöne Оlg`и не сходили со страниц газет и журналов, поклонники забрасывали ее цветами, целовали 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии