Усадьба


Лето выдалось безумно жарким. Уже в середине мая, когда Андрей отправился в свое длительное путешествие, спиртовой столбик термометра в дневные часы осторожно касался отметки плюс двадцать восемь. Сейчас же в центрально-европейской части России припекало порой невыносимо, так что крутить педали по раскаленному, местами таявшему от жары асфальту было сущей мукой. Ночевки Андрей старался устраивать поближе к водоему или речке. Потрёпанная одноместная палатка ютилась, как правило, под навесом какого-нибудь кустарника или невысокого дерева, чтобы в случае ночного дождя ее не слишком мочило. Сам же одинокий путешественник устраивался вечерами на складном стульчике чуть в сторонке, и с картой в руках нещадно перестраивал запланированный маршрут так, чтобы увезти его подальше от душных автомобильных трасс, но в тоже время не удаляться слишком далеко от цивилизации. Бывшая совсем недавно новенькой карта, к концу путешествия представляла собой жалкое зрелище.

Проложенная изначально красным маркером нитка маршрута выцвела и местами растеклась от дождевых капель, а, совершенно с ней не совпадая, рядом цветными карандашами были прочерчены другие линии: красным — предполагаемый маршрут по проселочным дорогам и лесам, а зеленым — реальный путь, пройденный за день. Последние линии тоже совпадали не всегда. Часто в местах, где на карте обозначалась просека, были непроходимые лесные завалы, а грунтовая дорога в низине луга на деле оказалась огромной заболоченной лужей, поросшей осокой. Но Андрея такие моменты нисколько не огорчали. Именно за этим он и двинулся в свой долгий путь, намереваясь намотать на педалях велосипеда не менее двух тысяч километров. Несмотря на то, что в попутчики ему набивалось много друзей и знакомых, Андрей отправился один. Одиночный поход ему был нужен как воздух после пяти лет напряженной работы без отпусков, после тяжелого расставания с женой, сопровождавшегося истериками, криками, примирениями, и новыми скандалами, после длительного пристрастия к горячительным напиткам и хронической депрессии.

И чем дольше длилось его путешествие, тем больше он убеждался в правильности своего поступка. Вместе с пройденными километрами дорог за спиной оставались все былые проблемы и переживания. Упругий встречный ветер выдувал из головы дурные мысли, вызывая на лице довольную улыбку. Он уезжал не только от своего прошлого, он уезжал от самого себя, перерождаясь внутри в кого-то нового, совсем не похожего на того, кем он был раньше. Это напоминало ему передачу о насекомых, когда из неуклюжей зеленой гусеницы вдруг получалась легкая и элегантная бабочка. Что-то очень похожее происходило и с ним. Сбросив старую шкуру депрессивного трудоголика в начальной стадии алкоголизма, сейчас он отчетливо ощущал необратимость происходивших с ним перемен.

Легкий порыв ветра, загнул истертый край карты в руках. Андрей отвлекся от своего занятия и поднял голову. Как тяжелобольной, переведенный в палату для выздоравливающих, он с удовольствием принял свое ежедневное лекарство: прохладный вечерний ветер, донесший сладковатый запах озерной воды и дыма, красные отблески заходящего за лес солнца на колыхающихся верхушках прибрежного камыша, и всепоглощающую оперу цикад, с аккомпанементом озерных лягушек. Такого спокойствия 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии