За чертой


Это была несчастная июльская ночь. Температура колебалась около тридцати, и я потел сквозь рубашку. На значке, прикрепленном к этой рубашке, значилось: «шериф округа», которым я и являлся почти двадцать лет.

Меня обычно не вызывают в три часа ночи. Но люди озлобляются, когда погода приходит жара. И иногда одному из прекрасных граждан приходит в голову блестящая идея выпить слишком много и избить жену.

На звонок ответили двое моих парней. Когда они добрались туда, придурок решил добавить к своему приговору дополнительные десять лет, сделав по ним выстрел. В этот момент они позвонили мне.

Красные и синие мигалки освещали район; если коллекцию дряхлых передвижных домов можно было так назвать. Обветшалая резиденция вооруженного преступника была, в основном, ржавого цвета, а часть сайдинга отвалилась. Не было даже намека на наличие кондиционера, что могло бы объяснить его поведение.

Мы думали о том, чтобы наделать в этом жалком маленьком перегретом вагончике дополнительных дырок для вентиляции, чтобы выгнать оттуда преступника. Но убийство невинных зевак плохо сочетается с желаниями избирателей; а наши девять миллиметров прошили бы как его лачугу, так еще и пару соседей.

Кроме того, там была жена идиота, и у нас не было убедительных доказательств того, что мы должны изъять ее из генофонда. Даже если выбраковка ее мужа принесла бы пользу человечеству.

Итак, мы просто сидели там, в жару, слушая стрекот сверчков и громкий шум внутри. Полагаю, чувак уже пожалел, что стрелял в нас. На самом деле, я думаю, ему было жаль, что он даже открыл свою третью бутылку виски.

Я вздохнул и сказал:

— Мы будем сидеть вечно, если я что-нибудь не сделаю.

Посмотрев на обоих своих парней, я добавил:

— Хлопцы, вы думаете, он выстрелит в нас? — оба покачали головами «нет». Я глубоко вздохнул и встал. Над моей головой свистели пули.

Я закричал:

— Мелвин, если ты выйдешь прямо сейчас, мы НЕ станем обвинять тебя в стрельбе по нам. Если же сделаешь еще хоть один выстрел, то сядешь на десяток лет. Если попадешь в меня, это будет стоить тебе жизни. Итак, решай? У тебя есть десять секунд.

Секунды колебания. Затем дверь трейлера открылась, и вышел Мелвин с мутными глазами, небритый и одетый в майку-алкоголичку. Он держал руки вверх. Я сказал:

— Умный ход, приятель, — схватил его и надел наручники. Бог мой! Как он вонял!

Я передал его двум патрульным офицерам, и они бросили его, не слишком церемонясь, в заднюю часть своей патрульной машины. Я устало сказал:

— Вы, двое, получите заявление от жены, а затем пакуйте его.

Они были на дежурстве. Я — нет.

Я сел в свой крузер и направился обратно на Висконсин 121. Это была паскудная ночь, и я хотел еще пару часов соснуть, пока не взойдет солнце.

Географически Висконсин находится между Великой западной прерией, замерзшим канадским севером и коктейлем из Великих озер. Так что, может случиться какая-нибудь серьезно дикая погода. Весь штат задыхался долгими жаркими летними днями, и мы, коренные жители, знали, 



Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Информация
Новые рассказы new
  • Интересное кино. Часть 3: День рождения Полины. Глава 8
  • Большинство присутствующих я видела впервые. Здесь были люди совершенно разного возраста, от совсем юных, вроде недавно встреченного мной Арнольда,
  • Правила
  • Я стоял на тротуаре и смотрел на сгоревший остов того, что когда-то было одной из самых больших церквей моего родного города. Внешние стены почти
  • Семейные выходные в хижине
  • Долгое лето наконец кануло, наступила осень, а но еще не было видно конца пандемии. Дни становились короче, а ночи немного прохладнее, и моя семья
  • Массаж для мамы
  • То, что начиналось как простая просьба, превратилось в навязчивую идею. И то, что начиналось как разовое занятие, то теперь это живёт с нами
  • Правила. Часть 2
  • Вскоре мы подъехали к дому родителей и вошли внутрь. Мои родители были в ярости и набросились, как только Дэн вошел внутрь. Что, черт возьми, только
Комментарии